Сайт производителя: нет
Шато д’Эберто (Château d’Hébertot), основанное в 1660 году, получило свое название по наименованию местности, где оно расположено - Сент Андре д’Эберто, что в Нижней Нормандии. С того самого времени, с момента постройки погреба и установки аппарата по дистилляции сидра в спирт, и по сей день здесь создают кальвадос. Еще раньше, в начале XVII века территория, примыкающая к погребу, была засажена яблонями. Изображения этих садов, подтверждающие их существование с тех далеких времен, есть в документах, которые хранятся в мэрии Сент Андре д’Эберто.  Уже в 1680 году первый о-де-ви де сидр в бутылках, на которых был изображён фамильный герб семейства  Ноллан, владельцев  хозяйства, и девиз “Всегда впереди”, был продан на ярмарке в Канне. Спустя век Франсуаза де Ноллан, вышла замуж за сына Анри-Франсуа д’Агессо, Лорда Канцлера Франции. Именно он способствовал изданию королевского указа от 31 января 1741 года, где были описаны правила регулирования производства кальвадоса.

Спустя несколько лет во Франции началась революция, во время которой шато д’Эберто было национализировано, а позже приобретено мсье Дюамелем, банкиром из Руана. С середины XIX века торговля кальвадосом поместья была приостановлена, но при этом производство продолжалось до конца века. Спирты хранились в погребе, ждали своего часа. Однако в 1941 году, во время подготовки вторжения гитлеровских захватчиков в Англию, Маршал Геринг присвоил себе запасы кальвадоса шато д’Эберто. В 1981 году газета “Pays d’Аuge” опубликовала фото Геринга перед большим прессом с деревянным винтом, принадлежащим поместью.

Позже в XX веке шато д’Эберто стало историческим памятником, однако с 1981 года хозяйство возобновило производство своих великих кальвадосов, назвав их в честь небезызвестного Маркиза д’Агессо.

На ту же тему

Белая Карта

 Чем отличаются белые вина, выращенные в разных регионах мира – от Европы до Новой Зеландии, – рассказывает Ирина Гришина.

PALA - второе дыхание Сардинии

Фабио Анджиус, генеральный директор PALA, в винодельческом бизнесе оказался по воле случая. Во время студенческих каникул он подрабатывал в баре. Однажды вечером на бокальчик пряного ликера Mirto di Sardegna к нему заглянули владельцы винодельни PALA. Через пару часов он получил работу и дело всей своей жизни.