Новинки

QueRceto Romantic/Куерчето Романтик

QueRceto Romantic/Куерчето Романтик Топовое вино старейшего тосканского хозяйства Castello di Querceto

Viñedos de Altura /Виньедос де Альтура

"Виньедос де Альтура - Легкий путь к познанию современности. Мы создаем это вино из лучшего винограда и с применением лучших бочек.» Bodegas Ramón Bilbao

Finca Los Hoyales/Финка Лос Ойалес

 Премиальное вино Finca Los Hoyales 2013 от винодельни  Cruz des Alba из  100% Темпранильо, регион Ribera del Duero

Лавли Лилли Пино Нуар /Lovely Lilly Pinot Noir

Lovely Lilly - новый дружелюбный Пино Нуар в нашем портфеле из немецкого Бадена.

Анонс

Fort Gift Guide 2017  Вышел новый каталог новогодних подарков для частных и корпоративных клиентов
Пережив смену нескольких собственников, оперативным управлением Bouvet-Ladubay по-прежнему занимаются бывшие владельцы – семья Монмуссо. Именно им удалось сделать Bouvet «желанным бриллиантом» в короне брендов таких мощных холдингов, как Группа Тэтэнже (владели Bouvet-Ladubay до 2006 года) и United Breweries. Жюльетт Монмуссо, наследница знаменитой семьи, рассказала нам не только о культурных инициативах дома и своем пути в винном бизнесе, но и о секретах успеха вин Bouvet-Ladubay на рынке «пузырьков». На сегодняшний день компания может похвастаться первым местом в Долине Луары по суммарному объему производства игристых вин Креман де Луар и Апелласьон Сомюр. А это, согласитесь, неплохой результат.


csm_ladubay_5f91e7743a.jpgУже три поколения Вашей семьи связаны с компанией Bouvet-Ladubay. Как и у всякого «винного ребенка», Ваше детство тоже прошло на винодельне?

Я как Обеликс, который в детстве упал в котел с волшебным зельем. Я никогда не думала, что буду работать вместе с отцом и посвящу себя вину. Мне хотелось поехать в Париж и заняться чем-то другим, найти свой путь, свое дело. Так я пришла в кино. Долгое время проработала в крупных дистрибьюторских компаниях — Pyramide Distribution и Bac Films.

Почему Вы решили вернуться в винный бизнес?

Я захотела уйти из Bac Films, когда поменялся собственник — это была уже не та компания, которую я знала. Мне хотелось сменить сферу деятельность и найти что-то связанное с современным искусством. Я открыла маленькое PR агентство, это был абсолютно инстинктивный шаг. Помогли старые связи: я организовывала пресс-конференции, посвященные кинопремьерам, и делала мероприятия для центра современного искусства и литературного фестиваля Bouvet-Ladubay. Примерно в то же время состоялась покупка Bouvet индийской группой United Breweries. Два года спустя отец предложил мне возглавить направление экспорта в Bouvet. Это был подходящий момент, и я приняла предложение.

А другие члены Вашей семьи тоже занимаются вином?

Моя сестра Мари — шеф-повар, работала в Лондоне и Дубае вместе со звездными шефами, такими, как, например, итальянская ызвезда Джорджио Локателли. Моя мать — шведка, и в Швеции она тоже была шеф-поваром. Теперь одна ее дочь занимается вином, другая – гастрономией.

Что ж — это прекрасный альянс!

Ну да, у нас все неплохо организовано! Через полтора года мы планируем открыть собственный ресторан, и Мари будет им руководить.
  
Есть ли на винодельне отель, где можно остановиться?

Непосредственно в Bouvet — нет, но вокруг много отелей. У нас 45 000 посетителей в год, это огромный поток. Мы продаем много вина прямо на месте.

Для большинства потребителей привычно наименование креман. Оно появляется не на всех ваших этикетках. С чем это связано?

Апелласьон Сомюр существует с 1957 года, и он существенно старше апелласьона Креман де Луар, который был учрежден в 1975 году. На большинстве наших вин появляется указание именно этого старейшего апелласьона. Мы также продвигаем неофициальную категорию, название которой придумал мой отец — Brut de Loir. Он буквально поднял на уши всех наших бренд-менеджеров, когда ему пришла в голову эта идея. Название четко отражает ассоциацию с регионом Луары, его самобытностью.

Сколько бутылок вина Вы производите в год?

5 800 000 бутылок в год.


Можно сказать, что Вы – самый крупный производитель игристых вин в Долине Луары?

bl.pngБыть первыми по объему производства игристых вин – это не то, что нас на самом деле интересует. Есть более крупные игроки в отдельно взятых апелласьонах Cremant de Loire и Saumur. Например, концерн Les Grands Chais de France, самый крупный производитель игристых вин без Шампани. Одно время они даже хотели приобрести Bouvet. История успеха этой компании действительно заслуживает уважения, но у нас другой путь, мы больше сконцентрированы на качестве. В апелласьоне Сомюр по объему лидирует наш сосед ACKERMAN. Но если объединить Cremant de Loire и Saumur, мы — первые игроки в Долине Луары. Но объемы — это не самое главное. Важно, куда попадают бутылки, где продаются, позиционирование, качество, признание. Важны наши ценности. И только потом уже объемы.

Кто, по вашему мнению, Ваш потенциальный клиент в России?

Я знаю, что в России большой рынок пива, и с игристыми винами дела обстоят удачно, пусть даже они делаются по другому методу. 300 миллионов декларированных бутылок в год — я не знаю, что сюда включено, но объем впечатляющий! Значит, есть привычка пить игристое, дома и на семейных торжествах, сложившаяся традиция, которая продолжает жить. Огромное количество людей в России благодаря этой ситуации получают рабочие места! Нужно работать на перспективу, завоёвывать непрофессиональную аудиторию. Вы знаете историю Сансера? Во время второй мировой войны этот регион был на пути союзнической армии. Популярность Бордо тоже во многом объясняется удачным географическим расположением, близостью торговых путей. У Луары своя история. Это регион резиденций королей с древней винодельческой традицией. На сегодняшний день это 69 апелласьонов. Есть активные игроки. Но в целом люди не задаются лишними вопросами: вина и так продаются, англичане едут, с туризмом все нормально.

Помогает ли Вам в работе профессиональная ассоциация Interloire?

Как я уже отметила, в регионе Луары 69 апелласьонов, объединить интересы каждого из них — сложная задача. Я уже год входу в комиссию по экспорту этой ассоциации и очень хорошо это вижу. За этот период ассоциацию покинули 3 апелласьона. Я надеюсь, что ситуация изменится, выставки будут проходить чаще. Так получилось, что название Loir Wine Trade Show принадлежит владельцу выставочного центра, а не ассоциации производителей. Но мы, новое поколение из Долины Луары, уверены, что все это рано или поздно будет работать.

В ассоциации виноделов Бордо тоже не все гладко.

Ну, это очень по-французски!

visite_des_caves_a_velo_bandeau__043009700_1443_13032014.jpg

Как бы Вы порекомендовали в целом развивать в России категорию вин из Долины Луары?

Нужно начинать со знакомства с регионом, дать людям возможность помечтать. Существуют классические экскурсионные программы, но есть еще и современная Луара, интересные туры, во время которых можно познакомиться с новыми шефами, недавно открывшимися местами, послушать концерт современной музыки в старом аббатстве. Жизнь не стоит на месте.

Помогает ли Вам литературный проект в продвижении вин Bouvet?

Это больше благотворительная инициатива, наш вклад в развитие региона. Сначала мы подключали к литературному фестивалю всех производителей Долины Луары и нашу профессиональную ассоциацию, теперь делаем все сами. Литературную часть дополняют спектакли и кинопоказы. Это единственное мероприятие подобного уровня в нашем регионе.

Что нужно для участия?
У нас 8 литературных премий. Соответственно, 8 тем. Если книга соответствует теме, она может участвовать.

Приведите, пожалуйста, примеры тем?

Искусство жить по-французски, гедонизм и вино, книга для последующей адаптации в кино. Недавно по книге, которая победила на нашем фестивале, был снят фильм «La Délicatesse» с Одри Тату. Автор выиграл премию Bouvet, что дало ему силы и материальную базу, чтобы написать сценарий.

bouvetladubayvisitepatrimoinetheatrebandeau__042414800_1056_16032016.jpg


Расскажите, пожалуйста, о театре Bouvet?

Этот театр был построен Этьеном Бюве для своих сотрудников. Когда моя семья приобрела винодельню, здание театра принадлежало городу. В 1991 году мы выкупили его обратно и реконструировали здание. На первом этаже разместился театр, наверху – центр современного искусства. «Крестными» этого нового детища Bouvet стали известные французские актеры - Жан-Клод Бриали и Брижитт Фоссей. Здесь проходят концерты, спектакли театрального фестиваля Festival d’Anjou (по количеству публики – один из крупнейших во Франции), кинопоказы, деловые и светские мероприятия.

В названии винодельни — две фамилии. Кому принадлежит вторая?

Это красивая любовная история. Лядюбе — фамилия жены Этьена Бюве, которая была его сотрудницей, занималась бухгалтерией. Закончилось все это счастливым браком. И на этикетке своих вин Этьен решил указывать не только свою фамилию, но и фамилию жены.

Bouvet-Ladubay пережила смену нескольких владельцев, насколько безболезненно она проходила?

Проблемы возникают, когда кто-то из членов семьи хочет продать свою долю в общем бизнесе. Нашей семье, помимо Bouvet, принадлежали винодельни в Турене и Сомюре. Так получилось, что в один момент на рынке одновременно оказались акции этих виноделен, и Тэтэнже начали их скупать. Потом они сделали нам предложение — купить весь бизнес, но оставить некоторых членов семьи в управлении. И мы согласились.

Как строились взаимоотношения новых владельцев и семьи?

Когда группа Тэтэнже приобрела Bouvet, они и представить не могли о тех доходах, которые получат. Мой отец Патрис всегда был любимчиком у Клода Тэтэнже. Сотрудники Тэтэнже даже немного ревновали к Патрису. Он всегда хвалил Bouvet. Когда Champagne Taittinger основали Domaine Carneros в Калифорнии, мой отец участвовал в создании дизайна этикетки для них.

А дизайн этикеток Bouvet тоже делаете Вы?

Да, мы с отцом работаем над этим вместе.

Почему же Вы тогда попрощались с Тэтэнже?

DBzyl_DXkAExv0x.jpg

Шампанский дом Тэтэнже был лишь частью огромной империи, куда входили Баккара, Аник Гуталь, управляющая компания Société du Louvre, гостиничная сеть Concorde Hotels & Resorts, знаменитый Hôtel de Crillon. Но произошла та же история, что и с нашей семьей. Некоторые члены семьи Тэтэнже вышли из группы и продали свою долю. Акции оказались на рынке, и появилось много людей, которые хотели их купить. Starwood Capital Group дала достаточно денег, чтобы приобрести всю группу в 2005 году. Так мы на 8 месяцев оказались под американским владычеством. Несколько месяцев спустя они решили продать всю винную часть и оставить основное ядро — гостиничный бизнес.

Удалось ли сохранить прежние дружеские отношения с семьей Тэтэнже?

Да, они часто приезжают к нам в гости, я сама езжу в Шампань. Никто не хотел избавиться от Бюве, просто обстоятельства были сильнее нас. Пьер-Эммануэль из семьи Тэтэнже на протяжении многих лет был директором по продажам и решил выкупить шампанский дом обратно в партнерстве с Креди Агриколь. Уже 6 лет Champagne Taittinger у него в собственности, дела идут хорошо. Только представьте, сначала чем-то владеет ваша семья, а потом все продают, и ты должен покупать обратно то, что было твоим…

А Ваша семья никогда не хотела получить полную независимость, вернуть обратно семейный бизнес?

Но мы и так независимы! Никто никогда мне не звонил и не говорил – делай то или другое! Мы инвестировали 14 млн евро в строительство новой винодельни, и никто нам слова не сказал. Всегда – зеленый свет! Все нами гордятся, успех Bouvet только возрастает. Мы – настоящий бриллиант в короне брендов UB!

То есть быть в составе большой группы для Вас лучше, чем самим по себе?

Нам всегда хорошо! Я работала в разных компаниях, Вы тоже, возможно, смените работу через несколько лет, но будете все равно себя хорошо чувствовать. Это вопрос мироощущения. Я пришла в Bouvet, когда нами владела индийская компания. Я подумала, что это интересная возможность, которой нужно воспользоваться.

А как Вы нашли друг друга?

Президент группы UB д-р Вайджей Маллайа очаровал меня и моего отца. Я была очень рада с ними работать. Но если бы однажды они отняли у нас эту свободу действий, мы бы просто «сдали ключи» и ушли.

А что с индийским рынком, он Вас каким-то образом интересует?

Индийский рынок пока невелик - всего 15 млн бутылок в год. У нашей группы есть собственные винодельческие хозяйства в Индии. Мы действительно верим, что будет расти потребление индийских вин и уровень винной культуры в стране. Для группы UB, привыкшей работать с крепкоалкогольными брендами, такими как виски Whyte & Mackay, продвижение вина на таком специфическом рынке, как индийский, пока тоже вызывает некоторые трудности. Для Bouvet Индия – не главный рынок. В России я, например, знаю, что мы можем расти, здесь любят французскую культуру, существует традиция потребления игристых вин. Я обожаю Индию, но вино не является частью современной индийской культуры, иногда меня просто вводят в ступор вопросы, которые я слышу там на тренингах. Вино – это фруктовый сок? Моя бабушка тоже делает сок из дыни! Такие вот диалоги. Даже в топовых местах нужно вести большую просветительскую работу.

Проводите ли Вы совместные мероприятия с другими брендами группы? Как взаимодействуете? Я читала про грандиозный прием, который был устроен д-ром Маллайей в его имении на острове св. Маргариты, посвященный презентации нового винтажа Taille Princesse.

Ну, вообще у доктора Маллайи много имений по всему миру. Он часто использует свои престижные владения, чтобы подчеркнуть элитарность таких брендов, как Bouvet-Ladubay или Whyte & Mackay. Я всегда с удовольствием в этом участвую. Прием, о котором вы говорите, был устроен во владениях “Le Grand Jardin” (Большой Сад) на острове св. Маргариты, прямо напротив Канн. Я организовывала это мероприятие в рамках Каннского кинофестиваля.

С чего началось Ваше присутствие на Каннском кинофестивале, как выстраивались отношения?

17 лет назад мы начали с ними работать, во многом это заслуга нашего pr-директора Жана -Мориса Белеиша . Все началось с партнёрства с шоурумом в Hotel Martinez (в то время – часть Группы Тэтэнже) в Каннах, где знаменитости могли позаимствовать вечерние платья и украшения элитных брендов. Одновременно в этом же отеле на самом последнем этаже работал бар Bouvet. Через год мы решили повторить всю эту программу. Спонсорство – это хорошо, но важно еще и продавать! Кинопродюсеры организуют по несколько вечеринок в день, и мы сделали так, что теперь они уже сами звонят и покупают у нас вино для своих мероприятий!

У нас впереди много праздников — 23 Февраля, 8 марта. Что посоветуете из Ваших вин?

В качестве подарка можно выбрать что-нибудь особенное, например, редкое, исключительное вино Bouvet Ladubay Instinct. Французское блюдо Кокий Сан Жак с Инстинктом — прекрасное сочетание, которое я бы порекомендовала для Вашего праздничного застолья. Потом можно перейти к Bouvet Brut 1851 или Bouvet Saphir. В Сапфире больше свежести, минеральности, он более универсален. Bouvet Brut 1851 — более классическое, доступное игристое с отличным соотношением цена — качество, которое идеально подойдет для семейного праздника!

Евгения Речкалова