Новинки

Infeo Brut/Инфео Брют

Infeo Brut/Инфео Брют Уточенный итальянский брют от Кьярли из Шардоне и Грекетто Джентиле

Бренди Карлос I Солера Гран Резерва/ Brandy Carlos I Solera

Бренди Карлос I Солера Гран Резерва - хересный бренди с испанским темпераментом

Corvos de Lisboa/Корвос де Лисбоа

Целью виноделов Каза Сантос Лима из Португалии является производство вина наивысшего качества. Вина этого производителя имеют отличное сочетание цены и качества.

QueRceto Romantic/Куерчето Романтик

QueRceto Romantic/Куерчето Романтик Топовое вино старейшего тосканского хозяйства Castello di Querceto

Viñedos de Altura /Виньедос де Альтура

"Виньедос де Альтура - Легкий путь к познанию современности. Мы создаем это вино из лучшего винограда и с применением лучших бочек.» Bodegas Ramón Bilbao

Домен Уэ Ле Мон/Domaine Huet le Mont

«…Вина Домена Уэ из Луары сочетают в себе исключительное качество и неповторимые особенности уникального терруара…» Classement Bettane& Desseauve

Лавли Лилли Пино Нуар /Lovely Lilly Pinot Noir

Lovely Lilly - новый дружелюбный Пино Нуар в нашем портфеле из немецкого Бадена.

Анонс

Виноторговая компания FORT приглашает вас посетить четырнадцатую традиционную выставку Vinitaly Russia-2017,которая состоится 20 ноября в Lotte Hotel. На стенде FORT вы сможете продегустировать более 40 вин, в том числе новинки нашего итальянского портфеля.
Джордж Фистонич. Первый рыцарь
История Villa Maria В 2009 году Джордж Фистонич (George Fistonich), основатель винодельни Villa Maria, получил рыцарский титул за заслуги перед отечеством. Это был первый подобный прецедент в Новой Зеландии, а, пожалуй, и во всём мире.

За спиной было почти полвека истории. В далёком 1961 году совсем юный, двадцатиоднолетний Фистонич получил в аренду от собственного отца два гектара земли в Окленде. Изначально лишь пятая часть этой территории была отведена под лозу. Главным своим принципом молодой Джордж объявил качество. Со временем бизнес вырос, стал успешным, вина стали пользоваться популярностью. Где-нибудь в Европе такой историей мало кого удивишь: успешная семейная винодельня, упорный трудолюбивый владелец, постоянная работа. Такие случаи не так уж редки. Но чтобы оценить весь гений и упорство Фистонича, нужно, во-первых, оглянуться на те времена, когда он начинал бизнес, а, во-вторых, оценить размах, который приобрела винодельня сегодня.

Ценители благородного напитка прекрасно понимают, что качественное виноделие в Новом Свете имеет гораздо более короткую историю, чем в Европе. Но в Новой Зеландии эта история едва ли не самая драматичная. Хотя первый виноградник, упомянутый документально, в Новой Зеландии появился аж в 1819 году, а первая партия вина на продажу была выпущена в 1870, производство было в зачаточном состоянии. Мешала сильная удалённость страны (даже ближайшая Австралия, скажем, лежит на расстоянии полутора тысяч километров), а также тот факт, что Новая Зеландия была колонизирована англичанами, которые хотя и были законодателями мод на рынке, но своего винодельческого опыта не имели.
Лишь в последние десятилетия XIX века в Новую Зеландию прибыли мигранты с территории современной Хорватии, а также итальянец Ромео Брагато (Romeo Bragato). Начался бурный подъём отрасли. Но счастье длилось недолго. Случилась новая напасть: в страну была завезена филлоксера. Брагато занял пост консультанта по виноградарству и борьбе с болезнью и практически успешно справился с вверенными ему обязанностями, но казалось, сами небеса были против виноделия в Новой Зеландии. В конце первого десятилетия прошлого века в стране начало расти мощное антиалкогольное движение, которое привело к сухому закону. Виноградарское отделение департамента сельского хозяйства было упразднено, а многие видные специалисты, включая Брагато, покинули страну.

Для новозеландского виноделия наступили тяжёлые времена. В стране осталось менее двух десятков виноделен, да и те предпочитали работать с беспроблемными, но невыдающимися гибридными сортами вроде Изабеллы. Как и во времена любого сухого закона о качестве не думал никто: вино разбавляли водой и добавляли сахар, чтобы бороться с зашкаливающей кислотностью.

Вернёмся теперь к 1961 году, когда пребывающий в нежном возрасте идеалист Фистонич решил заняться виноградарством. Думаете, к тому времени сухой закон изжил себя, и виноделию был дан зелёный свет? Как бы не так! Лишь в 1955 году разрешили продавать избранные вина в специализированных магазинах, а в том самом 1961 сняли запрет на продажу вина в ресторанах, да и то подавать его можно было далеко не круглосуточно. Потребление вина в стране составляло смехотворные 3 литра в год на человека. На немногочисленных виноградниках царили те же гибриды, а до появления регулирующего органа Института вин Новой Зеландии оставалось долгих 14 лет. Впрочем, если кто-то думает, что после появления оного всё наладилось автоматом, он сильно ошибается. Лишь в 1983 году был законодательно установлен запрет на разбавление вина. И это была далеко не формальность: производство сразу же упало на треть, с 57 до 41 млн. литров. Можете себе представить долю воды и вкус тех разбавленных вин!
Ну а самые последние ограничения сухого закона были сняты уже в нашем веке: лишь в 2004 году разрешили продажу любого алкоголя в супермаркетах.

Из этих фактов становится очевидно, что в год покорения человеком космоса заниматься качественным виноделием в Новой Зеландии мог решить либо фанатичный энтузиаст, либо человек с ярко выраженной умственной отсталостью. Но под второе определение Джордж Фистонич точно не попадает, и подтверждение тому – вся история Villa Maria.

Добрый десяток лет Джордж работает фактически в одиночку при поддержке любящей супруги Гейл. В начале семидесятых он нанимает первых рабочих, и компания начинает расти. В начале восьмидесятых, когда большинство виноделов ещё вовсю добавляли в свои вина 30% воды, Фистонич стал первым, кто платил премию за хороший виноград и принимал его по качеству, а не только по количеству. В 1988 году Villa Maria впервые начала экспортные поставки. Как известно, в этом самом году новозеландские вина стали главной темой Лондонской винной ярмарки, и с тех пор начали своё шествие по винному миру.

Но Джордж Фистонич не остановился на достигнутом. Он первым открыл ресторан при винодельне, и, более того, начал организовывать там мероприятия, такие как концерты и даже свадьбы. Сегодня рестораном при винодельне никого не удивить, и многие из них предлагают дополнительные услуги. В 1995 году, задолго до бума натуральных и био вин, компания стала членом Организации по устойчивому виноградарству Новой Зеландии. В 2001, несмотря на удивление и даже неприятие коллег, Фистонич первым в стране полностью перешёл на винтовую пробку. Сегодня 95% продукции Новой Зеландии закрывается «винтом», а на технологичные пробки, вроде Diam переходят даже знаменитые производители из традиционных регионов, такие как бургундские Leflaive или Dominique Lafon.

Во многом Джордж Фистонич обгонял время. С 80-х гг. XX века его винодельня – самая награждаемая в Новой Зеландии, а сам он – обладатель множества наград, включая премию «Предприниматель года» от Ernst&Young и места среди 50 наиболее видных фигур в винной индустрии по версии британского журнала Wine International Magazine. Сама же винодельня огромное количество раз по версиям разных изданий становилась винодельней, производителем или компанией года (что, в сущности, конечно, одно и то же). Villa Maria называли в числе 50 самых почитаемых винных брендов, великих производителей и брендов, вызывающих доверие у потребителей. Сегодня компания владеет большим количеством виноградников и производит вина из винограда четырёх винных регионов Новой Зеландии, но остаётся семейным предприятием.


По мнению Джорджа Фистонича, независимость – один из ключей к успеху, а награды не являются самоцелью. «Сделайте правильный продукт, и награды последуют сами собой,» – утверждает Фистонич. Он знает, о чём говорит, – ведь  он начинал никому неизвестным парнем с 40 сотками, а стал владельцем самой крупной частной винодельни страны.
Согласитесь, титул рыцаря предстаёт в новом свете. Ведь рыцарь сегодня – это не воин-дворянин, а самоотверженный и благородный человек, верный своим идеалам. Джордж Фистонич под это определение более чем подходит.     

Автор:Владимир Глухов