Bouvet-Ladubay . Постоянство сквозь перемены

Игристое вино всегда было символом успеха, престижа и праздника. И хотя нарицательным названием для всего класса напитков стало шампанское, сегодня игристые  вина с успехом делаются во всём мире от Австралии до Великобритании. Многие из них появились уже в XX веке, когда виноградари и виноделы сильно продвинулись в технологиях, а полученные знания позволили корректировать итоговые результаты в довольно широких границах. Однако каких-то 170 лет назад всё было сложнее. Пастер ещё не доказал гипотезу Адамо Фабброни о существовании дрожжей, до исследований Эмиля Пейно оставалось около века, а до генетических исследований и того больше. Зато это были безоблачные времена, когда Европа ещё не слышала о филлоксере и милдью, а виноград рос на натуральных корнях.

В те времена делать вино «под заказ рынка» не получалось. Производить похожие по типу вина можно было в основном в схожих климатических и геологических условиях. Одним из регионов, который частично смахивал на Шампань, был Сомюр. Тот же прохладный климат, те же известняковые почвы, которые хороши как для выращивания винограда, так и для того, чтобы прорубать в них погреба-тоннели, без которых игристого тогда было не сделать. История свидетельствует, что игристые вина тут начали производить аж в XVIII веке, причём с одной стороны, они были относительно доступны, а с другой, пользовались успехом у дворянства и интеллигенции, то есть тех слоёв, которые могли позволить себе и вина более престижной Шампани. Но вернёмся в середину века XIX, а точнее в 1851 год. В Европе, как всегда, неспокойно, честолюбивый племянник Бонапарта Шарль Луи, будущий Наполеон III устраивает государственный переворот, а в Сомюре 23-летний Этьен Буве вместе со своей супругой Селестиной Лядубе покупает 8 километров подземных галерей, которые использует как подвалы  для выдержки игристого вина, названного по их фамилиям.

Хотя возродивший империю Наполеон III не проявил ни военных, ни организаторских талантов своего великого дяди, первоначально обстоятельства для Франции складывались успешно. Победа в Крымской войне, Итальянской кампании (Франция тогда приросла такими важными сейчас регионами, как Савойя и Ницца) и успешные военные манёвры на Ближнем и Дальнем Востоке дали французам много поводов для празднования. Игристое вино явно пришлось кстати. Ещё одним важным аспектом для Bouvet Ladubay стало решение Императора снизить пошлины в торговле с Великобританией: дом сразу же воспользовался этим, начав экспортные поставки. Вино пришлось по вкусу англичанам. Со временем Этьен Буве даже получил статус поставщика Палаты Лордов!

Ряд прогрессивных по тем временам шагов, позволил ему снискать ещё большую популярность, как среди клиентов, так и среди своего персонала. Для наиболее привилегированных клиентов стали выпускать вино с персонифицированными этикетками, а для работников было построено жильё, в котором на стыке веков размещалось не менее 90 человек. Не останавливаясь на достигнутом, Этьен Буве организовал небольшой порт на реке Туэ, а также построил собственную электростанцию для освещения галерей. Социальные меры тоже не были забыты: он постоянно старался приобщить работников к искусству и даже выстроил для них небольшой театр.

К сожалению, Этьен Буве скончался в 1908 году, не оставив прямых наследников с хорошей деловой хваткой. Родственники, унаследовавшие хозяйство, не смогли проявить ярких бизнес-талантов, а последующая мировая война и экономическая депрессия сильно ослабили дом и привели к его акционированию. В 1932 году винодельня была куплена семейством Монмуссо, которые вплотную занялись качеством и репутацией дома после Второй Мировой войны. Уже к 1950-м реноме было восстановлено, и снова был налажен экспорт. К 70-м стало очевидно, что внутренние ресурсы для дальнейшего роста были исчерпаны и Патрис, представитель третьего поколения семьи Монмуссо, продал дом Bouvet Ladubay группе Taittinger, договорившись о сохранении внутреннего контроля и семейного духа компании.

Финансовые вливания позволили запустить новую волну пиара и рекламы. Bouvet активно начали спонсировать спортивные состязания, в частности соревнования по Верховой езде, а также престижную и старейшую из ныне существующих автогонок «24 часа Ле Мана». Однако в 1991 году Клод Эвин, министр здравоохранения Франции провёл закон об ограничении рекламы табака и алкоголя, неофициальной названный его именем. Пришлось искать другие, более тонкие методы продвижения своей продукции, и Bouvet-Ladubay повернулись к искусству. Вновь был открыт театр, созданный Этьеном Буве, а в помещении бывшей электростанции разместился центр современного искусства. В 1996 году Патрис Монмуссо с группой друзей и коллег даже основал литературный фестиваль «Дни книг и вина».

XXI век бросил новые вызовы. Рост конкуренции и уровня вин требовал обновление средств производства. Bouvet-Ladubay не изменил принципам, заложенным отцом-основателем, и культурно-эстетическая составляющая не была забыта. Так, обновлённый погреб был создан под руководством известного французского скульптора Филиппа Кармана. Ну а в 2008 году была построена новая винодельня в Дистре, всего в нескольких километрах от исторических погребов Сент-Илэр Сент-Флорана. Здание, на которое ушло более 1000 тонн стали стало вместилищем самых современных технологий, использующихся при производстве игристого вина.

Незадолго до этого компанию снова постигла смена собственника: группа Taittinger фактически перестала существовать и была распродана. Со временем упорный труд и знание бизнеса позволили семье Монмуссо полностью выкупить хозяйство и с 2015 года Bouvet-Ladubay снова является семейным предприятием.

История Bouvet-Ladubay – это больше, чем история успеха. Это история взлётов и падений. История неординарных решений, прогрессивных шагов и смелого подхода.  Однако всего это не было бы, если бы не высокое качество вин. Именно оно позволило винам Bouvet Ladubay получить огромное количество наград на самых разных внутренних и международных конкурсах. И, что немаловажно, как и в старые времена, брют из Сомюра остаётся хорошей альтернативой шампанскому при умеренной стоимости.

Автор: Владимир Глухов